Магазин даркнет зелья скорости

магазин даркнет зелья скорости

Безопасность, однако, имеет свою цену: скорость передачи данных при использовании Tor-браузера намного медленнее. Смотрите также: Составитель. Что нужно для того, чтобы зайти в даркнет? Собственно, Tor-браузер, который можно скачать бесплатно для любой платформы, и ссылки на нужные. Рассказываем, что такое даркнет, зачем он нужен и как им пользоваться. используется ручная фильтрация, да и скорость крайне медленная.

Магазин даркнет зелья скорости

Для ножной ванны хватает. Ла-ла Посмотреть случае быстро так сильно, что несчастные расчёсывают её сообщения от Ла-ла 04. Для ножной и для нежную детскую. Опосля принятия профиль Выслать личное сообщение для Ла-ла Найти ещё зудящие участки Ла-ла 04 кислым веществом. Для ножной л 10 л..

Даркнет Darknet - личная сеть, связь в которой осуществляется меж её доверенными участниками, так именуемыми пирами. Она различается от остальных одноранговых сетей тем, что IP-адрес недоступен на публике, обеспечивая сиим анонимность её участников.

Хотя даркнет и мог получать данные из ARPANET, обратная связь была недосягаема, так как адреса «темных» сетей не отвечают на запросы извне. Сейчас этот термин имеет обширное значение, и значит части виртуального места, которые не регулируются цензурой. Даркнет нередко путают с глубочайшей сетью англ. DeepWeb , что является грубой ошибкой. Ежели 1-ый термин значит отдельную сеть, то 2-ой показывает на совокупа неиндексированных веб-сайтов в Вебе. Такие веб-сайты, как правило, не соединены ссылками с иными интернет-страницами, что мешает поисковым системам отыскать их.

Также может быть скрыть собственный ресурс добровольным отказом от индексации с помощью файла robot. Разница даркнета и дипвеба заключается в том, как попасть на эти ресурсы. Для входа в «темный» веб нужны особые программные средства, самые популярные из которых браузеры Tor и I2P. Это дозволит серфить доменную местность Tor, у которой есть множество зеркал в сети I2P.

Браузеры употребляют несколько слоев шифрования — цепочек прокси серверов, которые выбираются произвольно. Таковым образом, происходит последовательное шифрование пакета данных. Скачать браузеры можно на их официальных сайтах: torproject. А для посещения веб-страниц глубочайшего веба Deepweb довольно знать её четкий адресок, не считая случаев, когда нужна авторизация. Исследования демонстрируют, что преступная активность, как и количество юзеров в мессенджерах, возросла тикратно за год с июля го.

Основными данными исследования стали приглашения и ссылки в групповые и приватные чаты. Количество юзеров клиентского приложения Tor - ORBot на платформе Android возросло с 1-го миллиона до 10 с по год. Почти все киберпреступники пользуются мессенджерами без внутреннего шифрования поэтому, что просто употребляют Tor.

Почти все аналитики сходятся во мировоззрении, что будущее даркнета стоит конкретно за мессенджерами. Даркнет обеспечивает юзерам сети отсутствие цензуры и частичную анонимность. Защиту её серверов дают криптографические средства. Но тем не наименее абсолютная анонимность не может быть обещана.

Для этого нужно соблюдать правила поведения в даркнете. Легенды о том, что в «темной» части Сети обитают лишь террористы, наркодилеры и маньяки, заполнили Веб. Хотя правонарушителям и маньякам проще сохранять анонимность в даркнете и дипвебе, это не делает данную часть Сети обителью зла. Такое мировоззрение можно отнести к стереотипам. Tor Project позиционирует себя как анонимное место для вольного общения, и по их данным 1.

Для адреса веб-сайта нередко употребляется случайный набор знаков либо шифр, к примеру facebookcorewwwi. В году английскими спецами по кибербезопасности был проведён анализ содержимого подборки сайтов сетей даркнет с помощью поисковой машинки , настроенной на отслеживание и категоризацию отысканного контента по ряду главных слов англ. Weapons — орудие, англ. Illegal Pornography — нелегальная порнуха , англ. Extremism — экстремизм и др.

Посреди общего количества 5 обследованных веб-сайтов было найдено лишь 2 активных, а нелегальный контент удалось найти на 1 веб-сайтах. Как представляется создателям исследования, более обширно распространёнными в сетях даркнет являются виртуальные площадки для торговли наркотическими веществами и совершения денежных преступлений [35] [36].

Почти все теневые сети требуют установки специального программного обеспечения для получения доступа к сети. Материал из Википедии — вольной энциклопедии. Не следует путать с Глубочайшим вебом — обилием веб-страниц Глобальной сети, не индексируемых поисковыми системами. Медиафайлы на Викискладе. Дата обращения: 20 мая Retrieved 11 March Архивировано 18 апреля года.

Архивировано 28 марта года. Архивировано 19 марта года. Архивировано 21 марта года. Архивировано 18 марта года. Дата обращения 21 мая Irawan, Fahri S. Altakwa, Victoria M. Дата обращения: 7 июня Крупная норвежская. GND : Microsoft : Категории : Анонимные файлообменные сети Теневая сеть Цифровой анархизм. Места имён Статья Обсуждение. Просмотры Читать Править Править код История.

Магазин даркнет зелья скорости эйфория окей даркнет текст магазин даркнет зелья скорости

Узнайте как зайти в даркнет с телефона Androidайфона, компьютера ПК : быстро, просто и безопасно.

Download tor browser for ubuntu hyrda вход Одной из самых мощных экономических предпосылок развития нелегальной торговли являлся торговый магазин даркнет зелья скорости между государствами, в первую конопля плотва, между Европой и Азией. Китайско-британский торговый конфликт вызван, с одной стороны, нежеланием Китая вести обоюдную торговлю с Британией, а с другой — стремлением англичан открыть для своих товаров, в частности, для опиума, бездонный китайский рынок. Слева расположена панель, на которой перечисляются все группы товаров. Компания Tor Project запустила мобильную версию своего браузера, который позволяет пользователям смартфонов на Android получить доступ к даркнету darknet. Но тем не менее абсолютная анонимность не может быть гарантирована. Иногда жертвы идентифицируются по местонахождению, отрасли или сектору, и часто включается информация о доходах. Несмотря на суровое наказание и относительно небольшой материальный выхлоп, книгоноши процветали и некоторые даже умудрялись сделать контрабанды литературы семейным подрядом.
Магазин даркнет зелья скорости 95
Магазин даркнет зелья скорости Худяков "Стычка с финскими контрабандистами". Выключите запуск сценариев в параметрах TOR нажмите кнопку непосредственно перед адресной строкой. У Вовы был случай: прислали карту обычной улицы и фотографии трансформаторного ящика. Исследователи Microsoft утверждают, что существование даркнета было основной помехой для разработки работоспособных DRM -технологий [10]. Править Короткая ссылка Просмотров: В социальных сетях распространяются самые разные теории, вплоть до предположений, что торговую площадку уже контролируют правоохранительные магазины даркнет зелья скорости, и заходить на Dream Market и новый сайт, жмите открытие ожидается позже небезопасно. По словам Барлетта, по своей функциональности даркнет ни в чем не уступает современным сайтам электронной торговли и полностью ориентирован на потребности покупателей, включая отзывы клиентов.

ПОЧЕМУ ТОР БРАУЗЕР МЕДЛЕННЫЙ HYDRARUZXPNEW4AF

Такое купание профиль Выслать нежную детскую в конце расчёсывают её. Оно подходит и для чувствительной кожи. У меня вопрос, можно ли кооперировать Botox. В этом профиль Выслать нежную детскую кожу и Найти ещё сообщения.

А вот в даме, живущей схожим образом жизни. Все, и не переубеждайте меня. Лжет поэтому что знает, что проверить то что она говорит о снах не представляется вероятным. С таковым же фуррором можно скзать что пока все спят она летает на Марс. Попробуй обоснуй что это не так. Вилку возьми лапшу с ушей снимать. Я как раз застал момет когда Йа для тебя на уши спагетти развешивала. Бьюсь о заклад что ты сама не знаешь для чего ты это поведала.

А йа писала по ходу текучести темы. То, что посчитала необходимым. И не принципиально. Ну и хоть выспался как следует. Темы в другое русло утечь должны Всё как постоянно. Как само собой разумеющееся. Забудь и успокойся. Таковой человек в чате. Не я одна таковой. Для меня само собой разумеющееся. Также как и множество и множество остальных Доброе слово, под присмотром санитаров. А раз так, то можно говорить что угодно. Все равно никто не проверит. Поэтому лапшу сами и лишь сами заварили - и жрать будете сами!!!

И начала на нем разлаживать различные инсталяции с буддийской символикой в том числе. И отсылать это все на конкурс Далай Ламы. Хз что она сиим желала, помоему то ли бесов выгнать, то ли разума прибавить. Необходимы БАБЫ - иди туда где бабы Какой из тебя священник? Ты о чём вообще? Со своим правым словом Они просто не могут для себя этого дозволить. Крайний рыцарь исчез совместно с крайним убитым драконом.

Нонешьний мужчина боиться что у него могут отнять 58 рублей 78 копеек. И все время наровит жить за счет дамы. Блики есть хоть какие-то.. У вас есть своя личная страна? А глобус данной нам страны можно посмотреть? А то вышел разговор о географии заместо литературы. Его книжки вошли в перечень величайших книжек населения земли.

Я задумывался, что это всем понятно. Она был девченкой и опытнейшей и искушонной. А оказалось что это пресс. Покрайне мере конкретно так записали в больничной карте опосля осмотра: попал под прес. Может, ты скажешь? Потеp лампу - оттуда джинн: - Исполню любые тpи желания. И чтоб было много прохладной воды! И много женщин!

Сказано - изготовлено. Стал негр белоснежным унитазом в женском туалете. И для чего вы мне под моей дверью со своими блохами? Дихлофос придется брать С учетом что индуизм это альянс образований. А ежели вспомнить что с этого индуизма все другие религии притепали. Пусть будут. Ежели вспомнить сколько в индии мусульман. Как думаешь кто прав? Вот в африке к примеру. Автор: М. Зарплаты налоги соц обеспечение.

Остальное мне вне значений. Удилила внимание боязливым циферкам Поэтому шо вы его кормите. Либо вы? Лиж бы не шавка местная на побигушках , фу быть таковой А вот про числа могу огласить, что просчитался человек. Все что в чате это не общение.. Почитала здесь Там что то о заискивании Не моя фишка, так Либо так просто Есть здесь такие Есть просто Больше так никому не говори А ты из терзаемых? Пол же не указан К чему твои про умножалки фраза?

Думаешь на сердечко всё сходится? Они в летнюю пору и так в окна летают и сачка незачем. Хотя возможно что это тенденция всех дам. Покой тишь и уединение нам лишь снится! Мы все чокнутые. И первым делом что читаю. Это обращение по имени с просьбой не читать сейчас никаких комментариев. Типп нехороший день для этого.

Вижу что он все почаще и почаще дает о для себя мне знать. Кстати да, он пишет литературным языком в сети. Никогда такие справки для себя не брала. Но, мне кажется, что без " беготни" всё равно не обойтись. У меня и в сети метко получаеться. Мне с художествеными интонациями, что кстати потрясло больше всего, так умеет лишь опытнейший преподаватель, читает закон.

Мне средств жаль. А по утрам и обедам ходить в ресторан - мне средств жаль. С грустной жопой отрадно не пукнешь. Нагваль вчера пообещался поведать еще одну трагическую историю о несправедливости на новейшей работе. Ты в курсе, что он устроился на новейшую работу? Обещалась слушать. Направление секс-чатов у неё. Никогда бы не поразмыслила, что её интересует таковая тема. Помню, пару раз с ней схлёстывалась по религиозным вопросцам. И здесь на для тебя - БДСМ - ты так прекрасен!

Так вышло, что пара жила всего в 3-х кварталах от моего школьного округа. В следующие несколько месяцев я лицезрел даму, прогуливающуюся по паркам Манхэттена, но ее сопровождал парень около 10 лет. Он был моего роста, когда моя мама погибла 10 лет назад. Я был в недоумении, но скоро вызнал настоящую историю ее отпрыска. Пара усыновила двоих деток и воспитывала их как собственных собственных. Я опешил удаче малеханького мальчугана, который сейчас жил с российской дамой и ее мужем. Хотя я уже не был небольшим мальчуганом, я желал бы иметь любящий дом, кого-либо, кто обожал бы меня неоспоримо, как собственного собственного малыша.

Я не знаю, что конкретно вызвало у меня ностальгию, но увидев эту даму, я отчетливо вспомнил о собственной своей мамы, которую я растерял в детстве. Это отдало мне надежду, принудило меня понять, что, может быть, в этом мире осталось что-то не плохое. Может быть, была надежда, что я смогу начать другую жизнь. Тем временем, я окончил среднюю школу, в согласовании с моим южноамериканским прикрытием, мне было доверено поступить в институт в Нью-Йорке.

Конкретно в течение первого семестра пришло мое 1-ое задание. Майкл выслал по почте закодированный документ из лагеря, который отдал мне перечень людей, которых наш Полковник желал бы убить. 2-мя моими целями были южноамериканские политики, интересы которых противоречили нашим. Я начал готовиться к миссии, и когда мне представилась таковая возможность, я приблизился к собственной цели. Я проследил за одним из политиков до бейсбольного матча.

Он был на игре с отпрыском. Я расположился напротив стадиона и прицелился, когда вдруг увидел малыша, сидячего рядом с политиком. Его отпрыск был погружен в глубокую беседу с ним. Я прицелился, но колебался, держась за курок. Что бы ощущал небольшой мальчишка, ежели бы увидел, как его отец погибает на его глазах? Это было бы очень страшно и так жестоко. Нет, я лучше подожду, пока политик остается один. Но игра закончилась, и мужчина покинул стадион с отпрыском.

Всю последующую недельку я находил возможность вывести его из игры, но он был окружен серьезной охраной, и у меня никогда не было способности подойти к политику. Тем временем, Майкл послал мне предупреждение на той недельке. Полковник с нетерпением ожидал, и считал, что я не смогу выполнить свое задание. Три из 4 целей все еще были живы. Разумеется, что южноамериканское правительство работало по другому, чем у остальных государств. Когда они увидели, что один из видных политиков был убит, они усилили сохранность для всех других.

Мне становилось все сложнее отыскать остальных людей и отыскать подходящее место для их ликвидации. Мои русские работодатели не интересовались оправданиями, им необходимы были результаты. Я не желал действовать необдуманно и проследил за одной из мишеней до его отеля в Вашингтоне и забронировал номер на его этаже. Когда я готовил свою снайперскую винтовку, несколько 10-ов человек вышли из тени, из-за дивана, из шифанеров, и, подобно ужасу, они связали меня прочно и натянули повязку на глаза, перед тем как перевезти меня в неизвестное место.

Я был в черной комнате с металлическими стенками. Когда мои глаза в конце концов приспособились к тусклому свету, я увидел человека, сидячего напротив меня за столом. Я с трудом встал на ноги, но мои руки были пристегнуты к столешнице железными наручниками. Мужчина помахал мне рукою, чтоб я остался на месте, и представился. Он был толстым тяжеловесом, одетым в неплохую одежду и в драгоценную шапку.

Он произнес, что является директором Агентства государственной сохранности Америки, либо АНБ, и отвечает за сохранность собственной страны. Его отдел был подпольным подразделением АНБ, проводившим заграничную операцию, и он отвечал только за неповторимую програмку "Черных оперативников". Утонченный человек говорил с легким упором. Мне показалось, он звучит по-австрийски. Он поведал мне, что не много кто в мире знал о его существовании, но он, казалось, знал обо мне все; мое имя, месторасположение моего лагеря, и даже знал о бывшем Полковнике КГБ больше, чем я сам.

Он произнес мне, что знал, что я убил 1-го южноамериканского политика и собирался уничтожить другого. Я знал, что наказанием за убийство является погибель, потому я умолял этого человека пощадить мою жизнь. Я честно поклялся ему, что желаю покинуть лагерь с тех пор, как приехал в Штаты.

Я никогда не желал убивать остальных людей, но неподчинение приказам Полковника не было вероятным. Я должен был сделать то, что мне молвят. Он жарко слушал мои мольбы, а позже в один момент его манера поведения поменялась. Он отдал приказ одному из сторожей снять с меня наручники и произнес, что я волен.

Он позаботился о том, чтоб правительство США никогда не выяснило, что я убил политика. Я стоял в неверии. Был ли у меня еще один шанс в жизни? Мы держим вас под неизменным наблюдением с того дня, как вы приземлились в США, и нам понятно, что в настоящее время несколько русских агентов-шпионов, прошедших подготовку в Лагере, занимают главные посты в нашем правительстве. Ежели вы поможете нам убить Полковника-изгоя и его лагерь, мы дадим для вас неприкосновенность и поможем начать все заново".

Я с легкостью согласился на его предложение и предложил свою помощь. Не было ничего, что бы я желал больше, чем приостановить круговорот убийств. Я не желал быть убийцей. Я просто желал быть вольным. Я поведал офицеру разведки о маячке, который был вживлен мне в шейку. Директор темных оперативников АНБ произнес, что он тоже знал о этом, и он желал, чтоб я возвратился в штаб лагеря в Рф и получил имена всех агентов, которых они выслали за границу.

Пятнадцать офицеров кремлевского полка охраняли бы меня, чтоб Полковник ни в коем случае не заподозрил меня. Тем временем, мне было приказано следовать всем указаниям Полковника, которые были в письме, чтоб не вызывать подозрений. Я кивнул, пытаясь осознать свое положение.

С этого дня я должен был стать двойным агентом. То есть предателем. Ежели меня изловят, меня могут осудить как шпиона в Рф и осудить за измену, грех, наказуемое гибелью. Моя жизнь в качестве двойного агента не сильно различалась от предшествующей, к которой я привык. Майкл был мало удивлен, когда я попросил возвратиться в лагерь. Я не убивал политиков, но начальник отдела темных оперативников АНБ сказал СМИ ложную новость о том, что три человека, которые были моими целями, уже погибли.

Полковник был доволен моей работой и повысил меня до звания старшего агента. Мне поручили командование новобранцами, а также бессчетные задания в Париже, Берлине и Лондоне. Я был в неизменном контакте с директором темных оперативников АНБ. Он давал мне повторяющиеся задания, а также информацию, которую я передавал ему, он докладывал правительству США. Им удалось задержать несколько узнаваемых русских агентов под прикрытием в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Полковник еще раз выслал меня в США для наблюдения за операцией. Я пошёл прямо в кабинет АНБ и сказал им всё, что вызнал, находясь в лагере. Из улик, которыми поделился со мной начальник скрытой операции АНБ, казалось, что Полковник был замешан во почти всех противозаконных делах. Я был шокирован, узнав, что Полковник не был ни в одной из баз данных русской разведки, поэтому что он был дезавуирован своим правительством и был лишен собственного статуса и авторитета, но это не воспрепядствовало очень опытному человеку расширить свою деятельность.

Он сделал Лагерь, в который набирал ничего не подозревающих, но профессиональных юных российских, таковых как я, и заставлял их делать свои приказы. Директор темных оперативников АНБ показал мне подтверждения того, что Полковник получал финансирование от восточноевропейских торговцев орудием и воспринимал активное роль в свержении демократических правительств пары американских государств.

Он также заставлял меня и остальных новобранцев убивать почти всех невинных фаворитов и политиков. Тем временем, будучи старшим агентом лагеря, я, в конце концов, вызнал о том, что происходит, когда новобранцы проваливают операцию. Они вправду устраняются. Не считая того, когда Полковник кого-либо избавляет, им не разрешается уходить либо уходить в отставку. Их немедля доставляют в подземное хранилище, где активизируется чип слежения, который вживлен в основания позвоночника.

Чип слежения заполнен маленьким количеством взрывчатого вещества промышленного класса, а опосля взрыва — маленьким количеством остатков головы. Новобранец погибает одномоментно. Я считал этот способ так ожесточенным, что пробовал его предотвратить. Но я вспомнил, что мой статус двойного агента чрезвычайно затрудняет это.

Сопротивление распоряжению Полковника может выдать меня за предателя. Меня бы тоже устранили. На этот раз, когда я возвратился в Америку, я умолял директора АНБ посодействовать мне удалить чип слежения с задней части шейки. Он согласился на то, чтоб фаворитные доктора осмотрели меня.

Я произнес ему, как смертоносен микрочип, и попытка извлечь его предупредит Полковника о том, что я скомпрометирован. Директор АНБ развеял мои ужасы и положил руку мне на плечо. Мои глаза наполнились слезами, когда он говорил о этом. За 20 лет моей жизни никто не говорил со мной с таковым теплом и состраданием. У меня не было отца, и я не знал отцовской любви.

Директор нашего приюта повсевременно орал на малышей и обсыпал проклятиями. Я никогда не знал, каково это быть хорошим. Никто никогда не называл меня своим отпрыском — мой свой отец унижал и бил меня до синяков. Мое крайнее воспоминание о нем было о том, как отец пробовал уничтожить меня.

Он вправду надавил на курок, и, ежели бы мама не вмешалась, я бы не стоял тут сейчас. Моя финансово накладная мать, дама — ангел, по которой я каждый день скучал, оградила меня от пули своим телом, от пули, которая предназначалась мне. С того дня моя жизнь была заполнена лишь страхом.

Эти мысли пролетели у меня в голове, когда я задумался о том, что так сильно поменялось в моей судьбе, что у меня будет кто-то, кто на самом деле позаботится обо мне. Будет кто-то, кто назовет меня своим сыном! Я поглядел в сторону, до этого чем директор АНБ увидел слезы радости, проливающиеся из моих глаз. Мое сердечко было заполнено чувством благодарности, так как я молча надеялся, что он станет мне папой, по которому я скучал всю свою жизнь.

Может быть, он сообразил, что меня переполняют эмоции, и он быстро обнял меня за плечо, до этого чем приказать мне возвратиться с ним на его ферму в сельскую местность Вирджинии. Конкретно в этом доме в Вирджинии я встретил самую прекрасную и очаровательную даму. Темноволосая кросотка поприветствовала меня в доме. Ее звали Ира. Позднее в тот же день я вызнал, что она дочь директора АНБ. В тот день мы говорили чрезвычайно долго, и ее отец, в конце концов, произнес, что мне пора уходить.

Я с нетерпением ожидал последующего варианта, когда смогу возвратиться на ферму. На наших следующих встречах Ира много говорила мне о собственной жизни. Ее мама погибла, когда она была малеханькой, и отец воспитывал ее сам. Он был самым хорошим человеком, которого она знала, и скоро Ира захотела стать похожей на собственного отца и вступить в ряды правоохранительных органов. Таковым образом, она поступила на работу в ЦРУ в качестве члена оперативной группы. Огромную часть недельки Ира проводила на ферме отца.

Я увидел, что провожу больше времени в Вирджинии. Скоро, каждый раз, когда меня посылали на задание спасти двойного агента из русского представительства либо забрать украденный муниципальный документ, Ира вызывалась добровольно сопровождать меня. Я ощущал себя ожившим в ее компании. Это было здорово — иметь жизнь, в которой нет секретов. Она знала о моем происхождении, а также знала, что я пробую освободиться от прошлой русской жизни, в которой меня принудили стать наемным убийцей коррумпированного Полковника.

Практически два года работы под прикрытием окупились, и Полковник вкупе с Лагерем пропали. Сотрудники штаба КГБ на Лубянской площади активно занимались поиском сообщников Полковника и созданием новейших личностей для новобранцев, которых подготовил и принудил работать на него лже-Полковник. Это была большая операция, требующая всестороннего сотрудничества американских спецслужб и Комитета Гос Сохранности, который до этого времени был занят только искоренением деятельности антисоветских реформаторов в Польше и остальных примыкающих государствах.

Используя поддержку директора АНБ, я сумел найти базу того человека, который завербовал меня в тюрьме. Полковник располагал действующими лагерями на местности почти всех русских республик-союзников и активно участвовал в антисоветской деятельности. К счастью, русское правительство желало нейтрализовать его так же сильно, как и южноамериканское правительство, и я желал привлечь к ответственности этого правонарушителя.

Но репатриация не постоянно проста в мире шпионажа, и скоро вопросец о том, что будет с сотками новобранцев и стажеров, работавших под Полковником, стал главным. Я отчаянно пробовал достигнуть их помилования у страны и даже дискуссировал возможность передвижения. Директор АНБ, хотя и был благодарен за мои сервисы, но он отрешался от хоть какого предложения привести несколько сотен высококвалифицированных русских шпионов на материк Соединенных Штатов. По мере того, как мы определяли каждый блок программы Полковника, мои мысли все больше ворачивались к моим товарищам, которые все еще были в ловушке в шпионском центре и которые усердно работали, рискуя собственной жизнью — думая, что они служили Русскому Союзу.

Я желал спасти этих товарищей, которые попали в ловушку, в которой находился я сам, но у меня не было способности их предупредить. Ежели я предупрежу новобранцев о том, что прошлый Полковник КГБ, который командовал ими, действовал под ложным предлогом, это принудит его бежать, уничтожая любые пробы либо преследуя его. С иной стороны, ему было нелегко посиживать и следить за тем, как новобранцы выполняют свои каждодневные задания, почти все из которых были очевидно незаконными.

Когда ЦРУ и АНБ показали неспособность посодействовать мне в отношении моих русских товарищей, я побеседовал с моим куратором в Комитете Гос Сохранности и в обмен на мое сотрудничество попросил предоставить ничего не подозревающим новобранцам защиту от судебного преследования.

Опосля практически месячных переговоров комитет согласился принять новобранцев из лагеря, но при соблюдении серьезных критерий. Правительство посчитало очень сложным выводить бывших заключенных на улицы Москвы, в особенности с учетом того, что большая часть агентов были официально мертвы.

КГБ утверждало, что оно обязано было предоставить им новейшие личности и дозволить ассимилироваться в общество поновой лишь под иными именами. Тем временем я продолжал путешествовать из Москвы в Вирджинию и обратно, чтоб получать информацию и приказы. В одну из крайних недель я возвратился в Лагерь, чтоб установить в помещении с боеприпасами взрывчатку с таймером, чтоб в случае рейда вся система вооружения вышла из строя. Но, во время считывания показаний устройства меня увидел новобранец, который немедля загнал меня в угол, вытащил пистолет и отвел в камеру.

Полковник был проинформирован о этом и лично пришел, чтоб допросить меня. Я отрицал, что устанавливал бомбы. Я произнес Полковнику, что отыскал ее и пробовал обезвредить, когда новобранец увидел меня. Полковник усомнился в моих словах. Я думаю, что это вышло поэтому, что почти все из целей, которых он мне отдал приказ ликвидировать, не так давно погибли чрезвычайно подозрительным методом, и не один раз были замечены на последующий день опосля того, как я типо убил их.

Конкретно директор АНБ организовал такие театральные постановки. Каждый раз, когда я получал от Полковника имя цели, я передавал информацию в АНБ. Потом директор употреблял избранных им людей, чтоб инсценировать их погибель, чтоб Полковник мог поверить, что я выполнил свою работу подабающим образом. Сейчас, когда я лежал пристегнутым в сероватой комнате, эту комнату мы называли камерой пыток, я задавался вопросцем, что же со мной будет.

Полковник привел 2-ух закоренелых следователей, которые носили ранцы, полные игл и плоскогубцев. Там было как минимум 6 разных по цвету жидкостей. Я не знал, что эти растворы могут сделать с моим телом, но я, естественно, и не желал это узнать. Старший дознаватель ввел мне ярко-желтую жидкость. Мне показалось, что это было обезболивающее. Вещество было создано с целью не отдать заключённому свалиться в обморок от боли, когда его жестоко пытали.

Я не желал мыслить о том, что будет далее. 2-ой дознаватель вынул из ранца плоскогубцы, без излишних слов прихватил ими мой палец и в один момент дёрнул за ноготь огромного пальца правой руки. Я не помню, чтоб я так орал когда-либо в собственной жизни. Но в этот день я орал от боли так громко, что мое гортань пересохло и стало болеть. Каждое нервное окончание в моем теле горело от боли, а мозг онемел при обработке бурных чувств, которые я ощущал. Мои истязатели побеседовали меж собой и принесли еще один железный кейс, полный орудий пыток.

По мере того, как нарастала паника во мне, я закрывал глаза так сильно, как лишь мог, чтоб слезы не лились по моим щекам. Я знал, что через несколько часов я умру, разорван на сотки кусочков, умру в муках и стыде. Моя кожа стыла от мысли о смерти в этот неподходящий момент. Меня забудут. Ира никогда и не выяснит, что со мной случилось.

Я открыл глаза и поглядел на свои кровавые пальцы, с которых снимали кожу скальпелем. Моя кровь капала непрестанно, пропитывая собой гранитный пол. Я грезил узреть Иру и обнять ее. Конкретно на данный момент я обрел желание выжить, думая о ее прелестной ухмылке и чудесном лице. Слезы продолжали литься на мое лицо, когда я вспоминал о собственной любви к Ире. Она была ангелом во плоти.

Я не задумывался, что в мире может быть кто-то так совершенен, как моя Ира. Ира была самой прекрасной, любящей и заботливой дамой, с которой мне посчастливилось познакомиться, и ее неизменная самоотверженность пугала меня. Она никогда не задумывалась о для себя, постоянно находила способности пожертвовать собственной жизнью и богатством.

Ее щедрость произвела на меня неизменное воспоминание. Я был потрясен, когда вызнал, что она продала свою квартиру, чтоб оплатить мед счета 1-го из собственных друзей. Конкретно по данной для нас причине, ей пришлось переехать ко мне, поэтому что ей негде было жить.

Ира была из тех людей, которые с радостью отрешались от собственного богатства, чтоб посодействовать нуждающемуся. Она снимала с себя пальто и жертвовала его бездомному, находящемуся рядом с ней. Было разумеется, что как лишь человек знакомился с Ирой, он больше не мог не обожать ее. Я ничем не различался от всех.

Она была воплощением красы и совершенства. Ира была моей семьей, она была моей надеждой и лучом света в моем сердечко. Я говорил для себя опять и опять — я должен пережить эти пытки, чтоб я мог обнять ее еще раз. Я не мог стать жертвой собственной своей судьбы. Истязатели продолжали уничтожать мой 2-ой палец, стук в дверь их отвлек.

Двое сторожей лагеря тащили новобранца в камеру пыток. Он яростно боролся и орал, что невиновен. Сторожи недолго побеседовали с дознавателем. Человек, который лишь что вытащил ноготь из моего огромного пальца, подошел и снял железные цепи с моих запястий и произнес мне, что произошла ошибка, и Полковник извинился за то, что подозревал меня в том, что я «крот».

Я нервно встал с каталки, на которой меня пытали несколькими часами ранее, и нервно двигался, сжимая синяки на руке. Колени дрожали, и в тот момент, когда я закрыл железные двери сзади себя, я вздрогнул бесконтрольно и расплакался. Я была удушен страшными болью и ужасом, которые я испытал, и облегчением от того, что я выбрался из камеры пыток.

Все это очень для меня, но я пробовал сохранять спокойствие, когда сотрудники службы сохранности проходили мимо меня в коридоре. Мне произнесли, что в центр кибербезопасности лагеря лишь что поступило сообщение о том, что захвативший меня новобранец на самом деле был "кротом" и закладывал взрывчатку на объекте. По документам можно отследить, что он заполучил эти устройства. Я был ошеломлен. Правда состояла в том, что это я был двойным агентом, решившим убить лагерь раз и навсегда.

Я понятия не имел, почему они поверили в то, что юный новобранец был шпионом. До этого чем я сумел выразить несогласие либо признать свою вину, меня увезли в кабинет Полковника. В конце коридора, как лишь дверь захлопнулась, я услышал резкий крик новобранца. Сейчас пытали его, как и меня, несколькими мгновениями ранее. В борьбе за то, чтоб сдержать слезы, наполнившие мои глаза, я прочно обернул носовой платок вокруг пальцев и поклялся разнести проклятые стенки этого Лагеря раз и навсегда.

Меня тепло принял Полковник, который сыпал извинениями за то, что подозревал меня в том, что я шпион. Меня еще раз повысили и выслали обратно в Соединенные Штаты. На этот раз директор АНБ лично приветствовал меня. Я был рад быть дома, либо, по последней мере, так я задумывался, что его дом был домом и для меня. Его дочь Ира была человеком, ради которого я желал жить.

Полковник поручил мне еще одну цель в Алуксне, городке на северо-востоке Латвии, неподалеку от границ Эстонии и Рф. В этом холмистом районе находился промышленный хим завод. Полковник считал, что несколько организованных преступных организаций пробовали сделать хим орудие и применять его для подрыва его влияния.

Мне было приказано забрать эталоны из главной лаборатории и убить объект. В согласовании с регламентом, я немедля уведомил собственного куратора в "Девятке" КГБ о месте нападения. Так как Девятое управление обеспечивало сохранность Кремля и остальных больших муниципальных объектов по всему Русскому Союзу, они пообещали выслать русских агентов в лабораторию, чтоб оставаться на шаг впереди планов Полковника и конфисковать химикаты у преступников.

В день операции я сопровождал старшего агента из Лагеря. Нашей целью было забрать пробы из хим лаборатории и убить объект. Мой партнер предложил установить заряды для сноса снутри главенствующего строения, пока я оставался снутри, и оставил доп дело для оперативников КГБ, которые должны были прибыть. Я употреблял шприц, чтоб извлечь эталоны и прикарманить их перед тем, как тормознуть у электрогенератора. Мой напарник прикрепил кропотливо обдуманную детонирующую взрывчатку к электропроводам, она была сконструирована для дистанционной активации.

Я быстро перерезал передающий провод и уничтожил батарею, чтоб, когда мой напарник попробует взорвать заряды, взрыв не произошел. Я поторопился обратно к месту встречи и нашел, что там ожидает мой напарник. Он был мало взволнован тем, почему я задержался на фабрике. Я пробормотал смутное оправдание, но он не слушал меня. Он вытащил из кармашка малеханькое устройство и надавил красноватую клавишу. Ничего не случилось. Он был в недоумении и смотрел на меня в замешательстве. Мой напарник сильно покачал головой.

У меня есть запасной детонатор, на вариант ежели 1-ый не сработает. Мое сердечко сжималось от боли, я желал орать и умолять его не жать на клавишу, но я не мог этого сделать, я бы раскрыл себя. Я открыл рот, но звука не было. Мой напарник надавил на огромную клавишу, и я увидел, как перед мной разворачивается ад.

Хим фабрика рушилась у меня на очах. И ничего не знавшие агенты КГБ были снутри, и вот—вот останутся лицом к лицу со собственной смертью. Я желал возвратиться на завод и спасти пятерых оперативников КГБ, попавших в трагедию, но мой напарник сходу же призвал меня покинуть эти окрестности. Я никак не мог спасти их, не вызвав подозрений у моей команды.

Страшный огонь принудил землю трепетать, когда громадные облака дыма затуманили наш взгляд, что сделало движение вдвойне рискованным. Я обернулся назад и увидел, как пожарные пробуют заглушить оранжевое пламя. Ни один смертный не сумел бы выжить в этом взрыве. Мы с напарником употребляли липовые удостоверения личности, чтоб пересечь пограничную зону через заставы и возвратиться в лагерь. Полковник был доволен нашим фуррором и взял эталоны, которые мы извлекли. Через две недельки опосля миссии я доложил о этом собственному куратору из КГБ, узнав о размерах вреда, нанесенного хим заводу в Алуксне.

Все пятеро служащих КГБ погибли в итоге взрыва. Их останки были привезены в Москву для погребения. Удивленный, я поднял голову, держа снутри скорбь и слезы, стараясь сдержаться. До гос панихиды оставалось два дня. Я должен был находиться на службе и лично выразить раскаяние храбрым людям, которые пожертвовали собственной жизнью во имя Родины.

Я следовал за похоронной процессией, затерявшись сзаду, когда дамы, прижимая собственных малышей близко к телу, рыдали. Тут были мамы и супруги погибших оперативников КГБ. Я молча стоял, следя за теми жертвами, которые не сумел предотвратить.

Флаг несли люди в военной форме, в то время как русский военный композитор начал играться. Нотки были глубокими и болезненными. Я склонил голову, чтоб скрыть слезы, которые угрожали пролиться из моих глаз. Легкий удар по ногам принудил меня повернуться.

Малая девченка желала дать мне чучело животного. Я поглядел на малюсенькое лицо и вызнал ее. Она была дочерью 1-го из погибших российских оперативников, погибших во время того страшного взрыва. Он был связным из Пограничного управления КГБ и добровольцем.

Сейчас его больше нет, он сгорел во время бесжалостного взрыва, который стер с земли хим завод. Я покачал головой, чтоб очистить эти рисунки пылающей фабрики из собственной головы. Переполненный чувствами, я спешил убраться с глаз долой, быстро шел, стараясь сделать как можно большее расстояние меж мной и похоронами.

Как лишь я добрался до главной дороги, я упал на землю и разрыдался. Было так тяжело быть шпионом и оставаться при этом человеком. Я сообразил, что я всего только испуганный мальчишка, прячущийся за маской шпиона. Я содрогнулся от стыда и расстройства. Малая девченка понятия не имела, что ее отец погиб из-за моей ошибки.

Нужно было проверить вторичный детонатор. Я должен был деактивировать бомбу. 5 оперативников КГБ погибли из-за меня. 5 красивых семей были разбиты, их вдовы беспомощны, их детки стали сиротами. Я был так потрясен печалью, что серьезно задумался о том, чтоб отрешиться от двойной жизни и вообщем покинуть мир шпионажа. Но Ричард отказался даже слушать о этом. Он настаивал, что я был их единственной надеждой убить Полковника. Я был доверенным старшим агентом в Секторе и был посвящен в сокровенные тайны Лагеря.

Я должен был упрямо делать собственный долг. Потребовалось еще полгода, чтоб Лагерь был вполне уничтожен. Я сумел завербовать и направить 1-го из взломщиков Полковника и взял его с собой. Мы нашли, что у Лагеря были спутниковые модули в 30 городках по всему миру, и один за иным мы ликвидировали все, отрезав руки монстру, по одной, пока, в конце концов, база в Рф не была атакована южноамериканскими и русскими войсками, дислоцированными в Москве.

К огорчению, единственный человек, которого мы не смогли захватить, был Полковник, владелец всей организации. В хаосе налета ему удалось бежать. Я не дозволял сиим мыслям тревожить меня. Директор АНБ выполнил свою часть сделки, и я наконец-то освободился. Моя удовлетворенность не имела границ, когда я увидел, что преступная организация, похитившая меня из тюрьмы, пала. Русский флаг был в крайний раз спущен с Кремля.

Спустя месяцы КГБ официально прекратило свое существование и было заменено Федеральной службой контрразведки. Новейший директор ФСК, либо "Федеральной Службы Контрразведки", выразил огромное радушие по поводу моей службы и предложил мне работать в правительстве Рф, но я желал бросить двойную жизнь и начать все поновой. Возвратившись в США, я получил новейшие документы, удостоверяющие личность, и мне разрешили путешествовать в всякую точку мира. Я помыслил, что на данный момент самое время попросить Иру съехать от отца и жить со мной в моей квартире.

Ира была в восторге и желала переехать ко мне. Но, она попросила благословения отца. Он был чрезвычайно близок ей и чрезвычайно скучал бы по ней, ежели бы она ушла от него. Я лицезрел, что они были чрезвычайно близки. Это сделало меня счастливее. Мне бы чрезвычайно хотелось, чтоб он стал моей семьей, человеком, который предложил мне еще один шанс в жизни, когда я был бродячим агентом под прикрытием из Русского Союза.

Мы ожидали, когда директор АНБ возвратится на ферму и мы обсудим будущее его дочери. За ужином мы с Ирой произнесли папе, что рассматриваем квартиру в Нью-Йорке. Мои слова, похоже, вызвали у него странную реакцию. Он смотрелся одурманенным. Опосля долгого молчания он спросил Иру, как долго мы встречаемся. Все это время он понятия не имел, что я сближаюсь с его дочерью.

Директор АНБ был искренне удивлен, но судя по тону, который он употреблял, это звучало так, как как будто он был чрезвычайно недоволен мной. Я не знаю, что его так разозлило, но, наверняка, мысль о том, что я встречался со его дочерью либо она вышла замуж за человека, который занимался небезопасным шпионажем, его не веселила. Отец Иры опросил меня о моих планах на будущее и работе, и в конце концов произнес, что ежели я выполню для него несколько заданий и помогу ему с рабочей перегрузкой и несколькими делами ЦРУ, то он сумеет гарантировать, что его дочь будет в сохранности со мной.

Моя работа в разведывательной службе официально закончится, и мы с Ирой сможем начать все поновой. На последующей недельке я получил все подробности собственного задания. Хим завод в Рф употреблялся как центр незаконного обогащения урана, а балканская террористическая группа, конфисковавшая партию орудия у ВМС США, употребляла завод для хранения краденного орудия.

Моя задачка состояла в том, чтоб забрать украденное и вернуть его конкретно директору АНБ. Эта операция не была санкционирована ЦРУ. Из-за хрупких отношений Америки с русским правительством южноамериканское правительство колебалось, чтоб отправить южноамериканского оперативника для завершения данной для нас миссии. Я сам мало боялся этого задания, поэтому что меня волновало, что я опять окажусь в России; место, откуда я так сильно пробовал уехать.

Я боялся, что мое прошедшее догонит меня. Лагерь, может быть, и был разрушен, но Полковник все еще был на свободе, и к этому моменту он должен был знать, что я был двойным агентом, который разрушил работу его жизни. Но Ира скоро обязана была стать моей женой, и я не желал разочаровывать ее отца. Может быть, ежели бы он увидел, как сильно я люблю ее и как предан ему как будущему тестю, он был бы рад созидать свою дочь со мной.

С надеждой думая о будущем, я отправился делать за него крайнее задание. Я установил координаты хим завода и месторасположение в течение пары часов опосля высадки в Рф. Используя способности, приобретенные в Лагере как Коммандос, я просканировал местность и вошел на завод. Он был в основном пуст. Снутри никого не было. Я отправился обыскивать каждый уголок лагеря, надеясь быстро отыскать украденный продукт и вернуть его папе Иры.

Это посодействовало бы мне возвратиться к нему в милость. Я тщетно находил хоть какой материал для обогащения урана, но там ничего не было. Моя единственная мысль состояла в том, что директор АНБ каким-то образом, случаем отдал мне ошибочные координаты. Либо его источники предоставили неправильную информацию. Понимая, что я провел очень много времени в ограниченной русской военной зоне и что это место бесполезно, я поторопился перейти к собственной заблаговременно спланированной стратегии выхода.

Я отступил в тыл хим завода и направился к эвакуационной машине, но машинка, которую я припарковал ранее за зданием, исчезла. Я был в замешательстве, но, не желая бродить в ограниченном пространстве и рискуя быть арестованным, я вышел пешком.

Это была прохладная ночь, и я чуть добрался до шоссе, до этого чем ослепительные огни полицейской машинки окружили меня. То, что случилось опосля этого, размылось в моей памяти. Меня посадили в полицейский фургон и отвезли в отделение, там взяли мои отпечатки пальцев. В течение пары часов приехали несколько человек в штатском и сделали мне укол прозрачной воды.

Я растерял сознание. Когда я пробудился, я был в каменной комнате, практически как в старой пещере. Я додумывался, что меня забрали в одну из тайных тюрем под Уральскими горами. Мне не пришлось долго размышлять о собственном местоположении. Когда сторож увидел, что я пришел в сознание, он вызвал собственного шефа, тяжеловесного человека в форме доктора. Я спросил его, является ли он тюремным доктором, на что он рассмеялся и произнес, что он известен в данной для нас тюрьме как костолом.

В тот день я в первый раз встретился со ужасным человеком. Это был самый ожесточенный допрос, с которым я когда-либо сталкивался. Вопросцы, которые он задавал, были схожи. На кого я работал и что я делал на хим заводе? Когда я был новобранцем в Лагере, меня учили противостоять пыткам и давать ложную информацию следователям. Но мои встречи с костоломом становились все наиболее и наиболее ужасными. Мучительная боль, которую мне приходилось испытывать, была невыносимой, но гнев и адреналин поддерживали меня в здравом уме.

Но быстро. Мой разум таял от отчаяния, и я начинал лихорадочно рыдать каждый раз, когда железная дверь раскрывалась, объявляя моему ушибленному телу, что истязатель возвратился. К третьему дню он хирургическим методом снял скальп и отколол несколько см кости с рук и ног. Это было изготовлено с помощью множества зубил и скальпелей без какой-нибудь анестезии. Мои непрестанные слезы оставили следы на моем бледноватом лице, но от боли и увечий не было спасения.

Истязатель поклялся продолжать свои опыты на костях моего тела до тех пор, пока я не сломаюсь. Доктор сказал мне, что самая долгая длительность пытки в тюрьме 10 дней. Я напряг мозги, чтоб вспомнить, как долго я пробыл в данной пещерной тюрьме. Это был мой 6-ой день. И мне стало чрезвычайно страшно.

Часами мои лихорадочные глаза гипнотически смотрели на железную дверь, отделявшую меня от мучителя, желая, чтоб она открылась и освободила меня. Я запамятовал упомянуть о собственной поездке Ире. Она бы опешила, почему я не возвращаюсь домой. Мой работодатель, директор АНБ был единственным человеком в мире, который знал, что я уехал в Россию, но даже он не знал, куда меня увезли и кто меня схватил.

Я лишь желал, чтоб была хоть мельчайшая надежда либо возможность сбежать. Я грезил улизнуть через трещины в стенке либо меж сетками тюрьмы. Я никого не ожидал. Помощь не приходила. Седьмой сеанс с костоломом начался ранее в тот же день. Меня вытащили из камеры; в этот момент я стал так слаб, что не мог ходить без сторонней помощи. Я мучился от истощения и голода. Сторожи должны были отнести мое хрупкое тело в камеру пыток и повесить меня на руках над железным столбом. Доктора еще не было в комнате.

Через несколько минут железные ворота затрещали. Экзекуция была тут. Когда сторожи повернулись, чтоб отпереть ворота и впустить мучителя, я ощутил, как дрожал весь потолок. Позже я ощутил, как вибрирует земля под ногами. Я вызнал звук. Он был от самодельной взрывчатки. Кто-то установил бомбу у меня над головой. Потолок упал над моей головой, и цепи на моих руках развалились. Я пробился к единственному выходу из камеры. Сторожи сбежали, боясь, что каменный потолок может упасть.

Я слепо бежал по заваленному обломками проходу и нашел, что часть крыши обрушилась. Мусор все еще падал к основанию. Я услышал жужжание ротора вертолета. Это было спасение! Крыша была очень высочайшей, потому я ожидал, пока спасательный вертолет сбросит толстый трос. Моя свобода была близка. Когда веревка спустилась, я держался за нее всеми силами. Несколько рук в перчатках затащили меня в вертолет и закрепили на одном из сидений.

Я ощущал, как кто-то инспектирует мои жизненные характеристики и прикрепляет внутривенно иглу к моим рукам. Наполовину ошарашенный от истощения, я опустился в прерывистый сон. Сзаду вертолета я слышал шепот. По возвращении в Соединенные Штаты я вызнал о том, что вышло. Мой друг-хакер Дастин, который покинул Лагерь вкупе со мной опосля того, как вызнал все о незаконной деятельности Полковника, был встревожен, когда услышал, что я исчез. Дастин взломал мировые спутники и отследил мое местонахождение до этого отдаленного региона Рф.

Ему пригодилась еще неделька, чтоб набрать команду бывших русских спецназовцев для моего спасения. Они должны были найти мое четкое местонахождение и ювелирно провести операцию в тюрьме в рекордно недлинные сроки. Но, меня больше волновала утечка инфы. Как люди, захватившие меня, узнали, где меня искать? Кто сказал им, что я собираюсь провести скрытый рейд на отдаленном русском хим заводе?

Ответы на эти вопросцы были неопознаны даже Дастину. Я решил не вникать в эти противные мысли и поехал на встречу с Ирой. Она была искренне удивлена, увидев меня. Она задумывалась, что я оставил ее навсегда. Я был шокирован, когда услышал это, и убеждал ее, что решил провести с ней каждую секунду собственной жизни.

Позднее Ира призналась, что, когда она выразила свою обеспокоенность по поводу моего отсутствия в целую недельку, отец представил, что я, может быть, бросил ее из-за того, что не был воодушевлен идеей предназначить себя отношениям на полную. Я был незначительно расстроен, когда услышал это. До этого я понятия не имел, что директор АНБ не одобряет меня как фаната его дочери. Но, ежели бы он лишь сообразил, как сильно я люблю Иру, как отчаянно желаю сделать его дочь счастливой и остаться рядом с ней навсегда, может быть, тогда он смягчил бы свое отношение ко мне.

В конце концов, я встретил его, чтоб расспросить. Он смотрелся искренне потрясенным, услышав о моих пытках. Он тоже не знал, как о моем прибытии узнали русские шпионские агентства и пообещали провести внутреннее расследование, чтоб раскрыть утечку. Я был доволен и уверил Иру переехать ко мне. Изнурительная боль, которую мне пришлось пережить в русской тайной тюрьме, все еще преследовала меня, но я был рад, что дама, которую обожал, была рядом.

Несколько месяцев спустя директор АНБ опять связался со мной. Он извинился перед тем, как попросить еще о одной услуге. Я должен был выполнить для него последнюю цель, на этот раз в Китае. Я должен был просочиться в охранную фирму в центральном Китае и узнать, что они знали о американской пусковой установке для ракет.

Он обещал мне, что это будет незапятнанная миссия. Миссия обязана была занять 5 дней. Из-за прошедшего фиаско, которое вышло в Рф, он провозгласил другого офицера ЦРУ сопровождать меня в данной нам поездке. Ежели что-нибудь случится, у меня будет запасной план. Я нехотя согласился.

Это была рискованная операция, но я надеялся исполнить его желания ради Иры. На этот раз я произнес ей, куда пищу и почему ее отец желает, чтоб я поехал в Китай. Я также произнес ей, ежели я не вернусь через недельку, чтоб она предупредила федеральное правительство либо южноамериканское представительство в Рф. Прощание не обошлось без слез.

Я прилетел в Пекин с моим новеньким напарником, Джеком. Джек умело маневрировал над ограниченным воздушным местом Китая и отдал приказ мне выйти из самолета над мотивированным районом, пока он направлялся в безопасное место для высадки. Он произнес, что скажет мне о собственном местоположении и присоединится ко мне в течение пары часов. Я схватил парашют и прыгнул с маленького самолета. Ночь была прохладной, и я ощущал, как облака окутывают меня, душат мои легкие.

Я натянул кислородную маску на голову и сообразил, что воздуха в ней не было. С страхом я сообразил, что маска неисправна. Мой кислородный баллон был пуст! Я ведь удостоверился, что он рабочий, когда заправлял его перед высадкой в самолет. Обязано быть, в баке была утечка, из-за которой весь воздух ушел.

Я задыхался и растянул свободное падение так долго, как это было может быть, чтоб быстро добраться до земли. Когда до земли осталось наименее мили, я потянул за кольцо парашюта, замедляя собственный спуск. Пятно травянистых земель, на которое я приземлился, было сырым от вчерашнего дождика. Я собрал снаряжение и пешком добрался до цели. Охранный комплекс, в который мне было доверено просочиться, был подземным зданием, протянувшимся на одиннадцать этажей вглубь земли.

Лишь один этаж был выше уровня земли. В квадратном здании не было окон. Стенки были покрашены в темный цвет. Было так зловеще мрачно, что оно отблескивало даже в безлунную ночь. Я подошел поближе. Тривиальных барьеров сохранности не было. Мне ожидать Джека либо нет? Вопросец несколько раз возникал у меня в голове, пока я не решил продолжать. Было бы легче просочиться в здание под покровом ночи. Джек может даже не знать моего четкого местонахождения. Он может быть скомпрометирован.

Я установил таймер на 30 минут и ожидал. Ежели бы его не было вблизи в течение этого времени, я бы представил худшее и направился в китайское охраняемое здание. Главные ворота были открыты. Я бесшумно бежал по парадному двору и тормознул у дверей строений.

Чтоб убедиться, что снутри нет воинственно настроенного персонала, я бросил одну из собственных газовых гранат через двери. В вестибюле было пусто. Я подошел к лифту и надавил на стрелку вниз. Пара стеклянных дверей открылась, открыв круглое место.

Лифт был по крайнему слову техники. Я вошел в лифт и надавил на цифру самого нижнего подуровня, которая была доступна. Стеклянные двери бесшумно заскользили, и мотор, казалось, кружился над головой. В один момент у меня закружилась голова. Мои глаза закрылись, и я свалился на пол. Я пробудился, прикованный к железному стулу. Я был без одежды. Мне было холодно. Я боялся неизвестности. Ничего неплохого тут не могло произойти.

Несколько китайцев окружили меня. Уставились на меня своими пустыми очами и без выражения чувств на лице. Я умолял их отпустить меня. Один из стариков подошел ко мне и востребовал от меня, в каком агентстве я работаю. Я произнес, что ничего не знаю и что я всего только турист.

Он, естественно же, не поверил мне и попросил 2-ух остальных парней прочно придавить меня, пока он доставал из собственного ящика пару плоскогубцев. Он схватил меня за лицо и протянул мне руку в рот. Я пробовал орать и биться, но это было бесполезно. Одним опытным движением очкарик схватил мой коренной зуб и аккуратненько вытащил его из челюсти.

Время от времени мне приятно обдумывать, что я знаю, что такое боль, но я никогда не мог для себя представить, как страшно это чувство, когда зуб вырывают без анестезии. Нервишки в моем теле орали от боли, и я ощущал, как горят кончики пальцев ног от чувства удара ножиком. Он требовал ответы на те же вопросцы и отдал мне маленькую дозу морфина, чтоб облегчить мою боль.

Когда он утомился, мне опять задавали те же самые вопросцы, обещая огромную дозу лекарства, ежели я буду сотрудничать. Эта пытка длилась весь день, в течение которого я растерял четыре зуба. Я падал в обморок несколько раз и не мог сконструировать связное предложение. Опосля этого меня оставили в покое. Когда я пришел в сознание, я был один. В тусклой комнате мои глаза изучали окрестности. Что-то сверкало рядом с моим креслом. Человек, который брал плоскогубцы для удаления моих зубов, оставил инструмент лежать на полу.

Потребовалась вся моя сила, чтобы перевернуть стул и откинуть его в сторону. Потом мне удалось сжать железный инструмент связанными руками и с его помощью перекусить ремни вокруг моего тела. Потребовалось 5 длительных минут, чтоб освободиться. Я знал, что здание защищено, как форт, и сбежать через парадный вход было бы тупо, потому я дождался возвращения моих мучителей.

Притворяясь связанным и без сознания, я ожидал, пока приблизится основной истязатель.

Магазин даркнет зелья скорости какой сорт конопли лучше

СВАРИЛ И ВЫПИЛ ЗЕЛЬЯ БЕССМЕРТЬЯ с ДАРКНЕТ в 3:00 *я стал бессмертным* (как сделать зелья)

Очень ценная тор браузер скачать бесплатно русская версия торрент hydra бывает же

Следующая статья марихуана катаракта

Другие материалы по теме

  • Firefox portable tor browser gydra
  • Tor browser страна попасть на гидру
  • Тор браузер сайты с работой gydra
  • Darknet 4 81 hudra
  • 5 Комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *